Версия для печати   

Мнение о проверках ЧОП


По теме: Проверки охраны
Страница: | 1 | 2 |


По теме: "Интересные побликации"
______________________________________________


Я не раз вам объясняла и еще повторю (для самых недоверчивых): все «оружейные» нормы – это весьма относительная вещь. Профессионалам это прекрасно известно. И вот приезжает комиссия: замечания в акте проверки не умещаются на одном листе; стволы изымаются; в протоколе об административном правонарушении - запись о передаче дела в Арбитражный суд. Все, как всегда, - в старых добрых традициях охранного жанра.

Мне в последние месяцы тяжело стало для вас писать статьи. Причина та, что дела сугубо конфиденциальные идут. Они бурлят, я бы сказала. По всей России хлещут изо всех щелей чоповские форс-мажоры... Летаю я по дальним краям, мотаюсь, а в итоге и рассказать-то вам нечего, потому что на коррупции все события замешаны, и, как я потом ни придавай им легитимный облик, все равно исход получается не такой, чтобы его обнародовать и в учебники для юношества помещать.
Из красивого в правовом отношении сюжета непрошено вылезают какие-то безобразные криминальные уши... И как из эдакого исходного материала прикажете состряпать для вас вдохновляющее назидание?! Я же не факир. Любой автор имеет святое право изобразить себя перед читателями в красивом виде, а мне и похвастаться нечем. Да ну вас. Так вы с чиновниками в погонах срослись, что при любом раскладе на какие-то мутные договоренности с ними сбиваетесь. Моя же сольная партия служит, по сути, тому, чтобы обеспечить вас козырями в тяжелой игре... Чтоб уж оппонентам некуда стало деваться и они вынуждены были принять ваши условия.

Допустим, приезжает самая авторитетная на весь регион проверка. Заказная на 100%, она и не скрывает этого. Ну, как водится: замечания в акте проверки не умещаются на одном листе; стволы изымаются; в протоколе об административном правонарушении - запись о передаче дела в арбитражный суд. Все, как всегда, - в старых добрых традициях охранного жанра. Местные разрешители, не очень-то согласные с замечаниями высокой комиссии и давно дружащие с ЧОПом, рвут на себе волосы, но возразить, конечно, не смеют. Им впору ждать служебной проверки: ах, как же они столь нерадиво контролировали оборот оружия на своей территории и упустили, допустим, вопрос с инвентарным номером оружейного шкафа... Им теперь этакого урона общественной безопасности Отечество не простит. Еще чего! При этом всем очевидна ближайшая перспектива: ЧОП получит «оружейное» предупреждение, вскоре у него будет обнаружен еще один-другой мелкий изъян – и РХИ его рухнет на три года. Причем местную разрешительную систему за такой финал тоже, конечно, по головке никто не погладит.

Ладно. Машу кремлевским башням серебристым крылом – десантируюсь на арену боевых действий. Я не раз вам объясняла и еще повторю (для самых недоверчивых): все «оружейные» нормы – весьма относительная вещь. Профессионалам это прекрасно известно. На вопросах оружия кого угодно можно утрамбовать, кого угодно вытащить; для знающих людей это уже давно вообще не тема. Незнающих же адресую к моей книге «100 типичных ошибок в КХО».
Меня, когда я столицу покидаю, больше интересует северное сияние. Не довелось пока что его увидеть! То есть, может, оно над моей головой и раскидывалось, да как-то все недосуг было поднять глаза к небу. Самолет – машина – офис – оружейный подвал; хоть в маршрутный лист записывай. В общем, перед тем, как на север лететь, я всегда спрашиваю: «А у вас там есть северное сияние?» И мне отвечают примерно так: «Да нам тут и без того устроили небо в алмазах!» Они к космическим феноменам равнодушны. Они в коммерции погрязли.

Короче, лечу. Несколько суток порхаю согласно маршрутному листу, как электровеник; всем открываю глаза на «оружейные» вопросы и отбываю в Белокаменную ждать результата. Неопределенности быстро приходит конец: ЧОП звонит и докладывает, что все решилось на 100%. Чему он, ясное дело, несказанно рад. Тем более что он, как водится, параллельно с моими просвещенными трудами еще и задействовал негласный ресурс – местные авторитеты и связи. И черт его знает, как уж там все подогналось один к одному: я всегда действую жестко, местные знакомцы стелют мягко… А только результат налицо: акт проверки, можно сказать, официально порван, протокол изъятия оружия брошен в корзину, и протокол об административном правонарушении, прямо как в «Кавказской пленнице», выброшен в пропасть (даром, что он номерной). То есть проверки со всеми ее результатами словно бы и не было. Но поскольку я за собственной подписью уже успела отправить несколько протестов и жалоб, их просят официально отозвать. Что я и делаю, пожав плечами: какие же могут быть протесты, если весь сюжет, получается, нужно рассматривать как сон?!

Не подумайте, что мне по душе такие финалы, но они часто встречаются, причем не только в дальних российских пределах, периодически озаряемых северным сиянием. Справедливости ради надо сказать, что у нас в столице чиновники тоже по согласию с охраной и ее хозяевами легко превращают реальность в сновидения.

Вот уж точно небо в алмазах увидели банкиры одного из топовых банков, украшающих собой Первопрестольную, когда следственная группа из полутора десятков человек, сметая охрану, вошла в их контору. Как раз и в газетах писали в эти дни: мол, строго проверяется, на то ли банки потратили государственную помощь, и вообще, ах, возбуждено несколько уголовных дел. Ну, банкиры, видно, оказались легковерными и слабонервными: поручили охране взять из кабинета, где работала следственная группа, некий предмет и вынести его. Или выбросить за окно, в крайнем случае… Ну, хозяева же! Как откажешь? Они-то завтра откупятся да выпутаются, но тебя-то уж точно выкинут вон, если не сделаешь, что говорят… Короче, дольше разговору: даже не убил никто никого, так, изувечили малость. Предмет при попытке выкидывания застрял в окне, а охрана застряла в травмопункте и ближайшей дежурной части.

Конечно, всем понятно, что за деньги еще и не такие вопросы решаются; но мало ли, знаете ли… На всякий случай задерживаюсь на двое суток. В итоге, как и ожидалось, банкиры выходят сухими из воды, а мы с зализавшим раны ЧОПом машем друг другу ручками. Не было ничего, нам все приснилось. В Багдаде все спокойно, а охрана банка живет себе дальше как за каменной стеной. Хорошо, как ни крути, быть «карманным» ЧОПом: конечно, ничего не срубишь ни справа ни слева, однако богатый дядя при форс-мажоре тебя вытащит, потому что вы одной веревкой связаны. Так что вам совокупно сияют алмазы в небе, и на черта вам северное сияние, когда и в центре Москвы живется неплохо.

А то вот еще бывает, когда не весь сюжет целиком, а какая-то одна его составляющая объявляются сном. Тут, кстати, возникает совсем особая интрига, к которой сразу не приложишь и ума. Вот давеча случились чудеса в решете в нашем столичном Северном округе. Заметить надо, что для меня, как для всех уроженцев старой Москвы, этот округ – просто конец всякой географии. Я о нем имею туманное и высокомерное представление. Может, там даже и северное сияние случается, кто ж их знает. Судя по названию, вполне возможное дело. Ну, думаю, хоть там в крайнем случае полюбуюсь, раз уж нелегкая в такую глушь занесла.

Ну, и что бы вы думали? Да там, оказалось, тоже нет на небесах никакой живописности. Сизые тучи; свинцовое казенное здание; серые ступени; пепельные мундиры; сивые головы толпящихся директоров… Вот только бумага белая оказалась у них. А на бумаге написано: мол, это есть распоряжение о проведении внеплановой проверки в связи с обращением некоего государственного унитарного предприятия.

Нет, вы только, часом, не подумайте, будто ЧОП каким-то краем задел столь солидное юридическое лицо. Как раз ничего подобного: он хотел его охранять. Вот ГУП и написал (а может, написало): дескать, у нас предвидится конкурс и желательно знать, не водится ли за ЧОПом «XXI век+» каких-либо грехов.

На что, если бы даже и откликаться, следовало бы ответить отрицательно. Потому что ЧОП всего несколько недель, как обрел клиентов, и при всем желании еще не успел заслужить смертной казни. Тем более что оружие у него отсутствовало, а значит, рассматривать его под микроскопом было никому не интересно.

Кроме конкурентов, естественно.

Точнее, это я, Тернова Светлана Васильевна, старая прожженная колдунья, так думала. А вы, может быть, о чем-либо подобном впервые в жизни слышите. И вас нисколько не удивляет, что, прочтя невинное обращение ГУП, начальник МОБ УВД по Северному административному округу столицы г-н Абдряхимов тут же подписал распоряжение о проведении внепланового мероприятия лицензионного контроля. То есть начальник МОБ так расчувствовался, что решил вывернуть ЧОП наизнанку. О чем, кстати, даже ГУП его не просил. Он скромно претендовал на получение лишь уже имеющейся информации. Но, видимо, со своей непритязательной петицией настолько запал в бескорыстную душу г-на Абдряхимова, что тот решил выполнить и перевыполнить все тайные желания ГУП. А может, и каких-то других, не менее достойных организаций и граждан, которым очень интересно было бы в ответе милиции ГУПу прочесть, что вот, мол, в связи с вашим предконкурсным обращением вынуждены с прискорбием известить, что у ЧОПа «XXI век+» выявлены нарушения и в настоящий момент дело передано в Арбитражный суд.

И гикнулась победа в тендере.

Потому как весьма вероятно, что подобных злодеев, у которых дела не разбери-пойми и вообще чуть ли не лицензию отнимают, нельзя допустить к госзаказу и прочим бюджетным делам. И даже если суд потом отпустит их с миром, то на тяжбы уйдут еще долгие месяцы, а тендер все это время ждать не будет.
Это, я повторяю, мои собственные мысли. Долгие зимние месяцы, хмурая весна и отсутствие солнца или хотя бы северного сияния обострили мое и без того мрачное воображение. Я уверена, что начальник МОБ г-н Абдряхимов даже в мыслях не имел ничего подобного. Когда с самой высокой российской трибуны говорится о наездах чиновников на бизнес, то это не про УВД по Северному округу. Это про другого кого-нибудь.

- Ребята, - говорю я, тоскливо рассматривая серые тучи в пыльном милицейском окошке, - распоряжение незаконное. Чтоб вам назначить внеплановую проверку, нужно получить информацию о нарушениях. И вы это знаете. Я, как представитель ЧОПа, подпишусь в том, что ознакомлена с распоряжением, и буду его оспаривать.

Но разрешителям УВД это неинтересно. Они понимают, что распоряжение объявлено незаконно, и им неохота устраивать вокруг него шум и суету. Лучше оставить возможность для маневра. Ведь по закону я только знакомлюсь с распоряжением, давать мне его копию никто не обязан. А уж такую копию давать в руки, да еще мне – дураков и подавно нет. Максимум, на что народ рискует, - это пригласить меня к начальнику МОЛРР, чтобы я озвучила то же самое и весь спрос пошел бы уже с него. Что вскоре и случилось.

- Да-да-да! - говорит мне начальник северных разрешителей. И при этом быстренько убирает распоряжение в стол. – Распоряжение неправильное, и того, кто его оформлял, мы накажем!

Ежу было понятно, что эту незаконную цидулю я увижу не раньше, чем северное сияние в окошке УВД. И очень скоро передо мной положат новое, уже более правдоподобное, распоряжение, сказав, что предыдущего вроде бы вообще не было. Копии-то не осталось?! Ну и все. Значит, оно мне приснилось.

Это очень старый и скучный ход. Ему не придает пикантности даже то, что у его исполнителей начинают – всегда с опозданием – бегать глаза: они   >>>

Страница: | 1 | 2 |    

oxrana1.ru
2015-04-05 21:44:38




Комментарий к статье (0) |  Версия для печати |  Вернуться назад |  Поиск статей







Вакансии этого дня

Охранник от 20000 руб
Охранник ТСЖ Савушкина от 21000 до 31500 руб
Монтажник / техник ОПС, СКУД, видео от 20000 руб



Работа в Охранном холдинге
  • Работа в Охранном холдинге "РУСИЧИ"
Работа в ООО ЧОА
  • Работа в ООО ЧОА "Воевода". г. Сургут
Работа в ЧОП СИГМА-ПРОФИ. Москва
  • Работа в ЧОП СИГМА-ПРОФИ. Москва




Работа в ООО ОП ЕНИСЕЙ Санкт-Петербург
Работа в Конгрессно-Выставочноь центре Сокольники МОСКВА
Работа в ООО Остенхофф. Москва
Работа в ООО «Форт-плюс» Барнаул
Работа в ОП Аллигатор, Москва